Пляж Войдокилья и Наваринская бухта

В этот раз мы решили  совместить в одной поездке сразу несколько целей: посмотреть красивейший пляж Пелопоннеса (Войдокилья), посетить историческое место, которое связано с завоеванием независимости Греции от Османской империи (Наварринская бухта), и заехать в приморский городок Пилос. Путь был долгий, около 2,5 часов, но это того стоило. Рано утром мы ввосьмером на микроавтобусе тронулись в дорогу.

Пляж Войдокилья — это настоящая природная жемчужина Греции. В древние времена сюда (как гласит легенда) причалил корабль Телемаха — сына Одиссея. Телемах искал долго не возвращавшегося с Троянской войны отца. Уникальность формы пляжа до сих пор не могут объяснить. Как природа создала такую симметрию в форме греческой буквы омега — Ω. Добраться до пляжа можно только на автомобиле, а потому мало известен среди массового туриста. Берег пляжа с песочными дюнами, которые практически не встречаются на полуострове Пелопоннес. Именно поэтому, для тех кто знает, он слегка напоминает Юрмальский.

На пляже нет никакой инфраструктуры, это дикий пляж. От слова совсем. Потому воду надо брать с собой. И мусор после себя нужно увозить с собой.  Баков для мусора там нет. Поэтому, чтобы пребывание на пляже было приятным и для глаз отдыхающих, которые приедут после вас, нормальные люди забирают свой мусор с собой. Но, как говорится, бывают и исключения.  Песок на пляже белый и мелкий. Теневые места у кустарников и деревьев уже были заняты почти все. Солнце пекло уже серьезно. Хорошо, что у нас были пляжные раскладные зонты. Вода изумрудного цвета, красота невероятная. Дно очень приятное для купания даже детей. Но эта была не вся красота. Чтобы увидеть настоящую красоту пляжа и его бухты нужно подняться на одну из окружающих его гор или с высоты птичьего полета.

Туристы с берега обычно видят его так.

Вход в лагуну Войдокилья
Вид на крепость с пляжа

На фото позади пляжа видна гора Корифасион. На ее вершине стоят руины старой крепости франкских крестоносцев Палеокастро (основана в 13 веке), с которого открывается отличный вид. Под нею на склоне горы видна древняя пещера Нестора. Это местный царь микенского периода здешних мест. По легенде он отправился с Одиссеем на троянскую войну. По древним слухам в этой же самой пещере Гермес прятал коров, которых по-цыгански увёл у Аполлона.

Но потом Зевс велел ему вернуть коров «потерпевшему», что тот и сделал. Приведя Аполлона на место преступления Гермес сел на камушек возле пещеры и заиграл грустно на лире, да так, что «потерпевший» растрогался и подарил хулигану этих коров в обмен на лиру.
Так как дельтаплана с моторчиком у нас не было, а желающие посмотреть на бухту с высоты и заглянуть в пещеру, которую видно с пляжа, были. Дорога в гору оказалась весьма непростой. Но четверых смелых это не остановило, они вернулись с трофеями в виде вот этих фотографий.

Пещера Нестора
Вид из пещеры Нестора
Войдокилья вид с крепости
Вход в лагуну, вид сверху
Вид в награду за упорство

Дорога пролегала по левой стороне пляжа по песку, потом вышли на луг с колючими кустами. Далее по тропе не для слабонервных – вбитые железные скобы по стенам и камни под ногами. Обувь должна быть удобная и закреплена на ноге. Пляжные тапочки – это не для такого восхождения. Но наших героев никто не предупреждал, потому они были в чем есть – купальники и пляжные тапочки. Потому ценность фотографий вида на пляж с горы, добытых при такой «экипировке» выше на порядок.
Подниматься туда лучше, когда солнце за спиной, т.е. до полудня, тогда цвет воды будет изумрудный. Карту пешеходных троп вокруг пляжа и к крепости смотрите тут.

Итак, добраться до этого места можно только на автомобиле или такси из Пилоса. Дорога по красивым местам идет через частный сектор или дачные участки, или дома, в некоторых имеются закусочные или кафешки. В конце, на подъезде к пляжу дорога пыльная грунтовая, но без камней, можно ехать на прокатной машине (без страховки днища). Пересекаете узкий мостик через протоку от лимана и поворачиваете направо к парковке у пляжа. Мы были с утра, часов в 11 уже на месте. Когда уезжали с пляжа (около 14.00 – самое пекло началось) – машин было уже много, хоть и рабочий день был.

Городок Пилос 

Многие меня спрашивали:  «Почему вы путешествуете в основном по Пелопоннесу?»  Ответ довольно прост: именночто эта часть Греции настолько богата историческими местами и достопримечательностями, что для её изучения одной или двух поездок точно не хватит. Вот, например, городок Пилос — один из древнейших в Греции, расположенный в очень живописной бухте на юго-западе полуострова. По мифологии в древности в этих местах правил царь Нестор, а также в разные века разворачивались масштабные военные события. Сегодня Пилос хранит множество артефактов, а его земля дышит историей предков. Это место просто находка для тех, кто интересуется сражениями прошлых веков, греческой мифологией и природными красотами Греции. Итак, что же можно посоветовать осмотреть в городе и окрестностях?

Во-первых, обязательно познакомиться с самим городком, его живописными улочками, поднявшись вверх по которым можно увидеть яркие   дома с крышами из красной черепицы. Имеется в городе и Археологический музей (на трасе Пилос – Метони), крепости, храмы и монастыри. Одними из значимых и древних для этих мест являются раскопки микенского периода дворца царя Нестора и крепости Палеокастро ( над пляжем Войдокилья) и  «Неокарстро», что стоит над современным  городом Пилос.

Бухта Пилоса
Вид на бухту Наварин из города
Набережная Пилоса

Современный Пилос основан французами в 1828 году после победы в Наваринском сражении.  Но древний Пилос находится в 13 км. К северу от современного. Древний город был обнаружен в 1939 году, его расцвет пришелся на 1300-1200 г. До н.э. Тут переплетаются микенский период, ахейский период (крестоносцы), сдача крепости Палеокастро в 1500 г. (что над пляжем Войдокилья) крестоносцами, затем постройка турками Неокастро турками, турецко – венецианские войны. Затем крепость взята в 1770 году во время русско-турецкой войны 1668-1774 годов в результате Наваринского боя.  Перед «Первой Архипелагской Экспедицией» Балтийского флота под командованием графа Алексея Григорьевича Орлова стояла задача оттянуть часть турецких сил с Черного моря и Придунайского фронта, и заодно помочь грекам в их борьбе против османского ига. В этом бое отличился Иван Абрамович Ганнибал – один их предкой «нашего всё» — А.С. Пушкина. Вывод однозначен – эти бухты и берега настолько важный регион с точки зрения контроля региона, что крови разной тут пролито немало. В итоге эти красоты достались их законным владельцам – грекам, в чем наши моряки тоже поучаствовали и не раз. Ибо нефиг, так как «их ( греков) тут было» начиная с микенских времён.

Закончить визит в Пилос нужно обязательно посещением местных таверн и кафе на городской набережной, с видом на яхты и лиман.

Улочка Пилоса
Улочка и стулья
Храм св. Николая Чудотворца
Окно в историю
Наваринская бухта и знаменитый морской бой

Недалеко от набережной с тавернами города Пилос находится небольшая площадь, в центре которой стоит памятник «Трём адмиралам». Их имена:

Эдвард Кордингтон – британский адмирал, командующий объединённой эскадрой союзников против османов и египтян;

Логин Петрович Гейден – граф, контр-адмирал, командующий российской эскадрой Балтийского флота из Кронштадта ;

Шевалье де Риньи — контр-адмирал французской эскадры.
На каждой из трех граней беломраморного обелиска — барельеф английского, французского и русского адмирала. Надписи предельно кратки: Кодрингтон, Де Риньи, Гейден. И под каждой «Благодарная Греция. 1827 — 1927.

Памятник трём адмиралам

Пушки у монумента – настоящие, говорят, что они с кораблей. А может и с береговых батарей.

День Наваринской битвы греки празднуют каждый год. Дни празднования даже официально объявляются на Пилосе выходными, во время которых проходят народные гуляния и памятные мероприятия.  Как это происходит ежегодно с приглашением греками моряков российского военного флота – можно посмотреть тут.

И если вам повезет оказаться в Пилосе 20 октября – в день сражения по новому календарю (8 октября по старому стилю), то вы обязательно увидите эти торжества. Мы были 19 сентября, за месяц до праздника. 

Теперь кратко о том морском сражении, которое ежегодно празднуют греки в Пилосе.

«В июне 1827 года между Россией, Англией и Францией был подписан совместный договор, согласно которому стороны обязывались оказывать помощь грекам в их борьбе против турецкого гнета. Незадолго до этого эскадра Балтийского флота, состоящая из девяти линейных кораблей, семи фрегатов, корвета и четырех вспомогательных судов, вышла из Кронштадта и направилась в Англию. 8 августа четыре линейных корабля, четыре фрегата, корвет и два брига под командованием контр-адмирала Л.П. Гейдена продолжили плавание в Средиземное море. Остальные корабли вернулись на Балтику

Изначально турецко-египетский флот имел численное и стратегическое преимущества. «Вход в бухту шириной около полумили простреливался батареями с Наваринской крепости и острова Сфактерия (165 орудий). Оба фланга прикрывались брандерами (судами, нагруженными горючим и взрывчатыми веществами). Впереди кораблей были установлены бочки с горючей смесью. На возвышенности, с которой просматривалась вся Наваринская бухта, находилась ставка Ибрагим-паши.»

Но, несмотря на это, он был потоплен в этой Наваринской бухте союзным флотом.  Для тех, кому интересен ход сражения – рекомендую ознакомиться по синим выделенным ссылкам в тексте статьи.  Однако, хотел бы напомнить, что на борту флагманского «Азова», который пострадал в бою более всех из российской эскадры, младшими офицерами принимали участие выдающиеся в будущем флотоводцы П.С. Нахимов и В.А. Корнилов.

Подвиг экипажа «Азова» отобразил в своей шедевральной картине «Наваринский бой» русский маринист армянского происхождения Иван Константинович Айвазовский (при рождении — Ованес Айвазян).

Айвазовский «Наваринский бой»

Даже в жарком бою русские моряки проявляли милосердие к поверженному противнику.

«Они бросали концы утопающим туркам и втаскивали их на палубу своих кораблей. «By God!» — радостно повторял Логин Петрович свою любимую поговорку. Офицеру, стоявшему на протяжении всего боя около него с рупором в руках для передачи его приказаний, граф Гейден с восторгом говорил: «Молодцы наши матросы, они столько же добры, сколько и храбры!»

В память об этой победе имя «Наварин» было присвоено эскадренному броненосцу русского флота, погибшему в Цусимском бою. Сегодня это название носит уже греческий военный корабль.

А еще интересны архивные воспоминания участников этой битвы и высказывания о той победе в тогдашних СМИ. Впечатление, которое произвело в Европе известие о Наваринской победе, было не одинаково; оно подверглось самой разнообразной оценке. Источник — тут.  

И если большинство европейских газет радовалось и приветствовало эту победу, то у Англии, не смотря на участие её флота в этой битве, как всегда особое мнение. Цитата: «В Англии известие о неожиданной победе принято было со смущением; правительство даже думало о том, чтобы предать Кодрингтона суду. Торийская партия находила, что истребление турецкого флота оставляет Турцию в беззащитном положении против России. В речи Георга IV при открытии парламента Наваринская битва названа была неприятным событием <…>. Общественное мнение страны было, однако, на стороне Кодрингтона; либеральная партия видела в событии 8-го октября первый шаг к тому, чтобы освободить европейскую политику от реакционного характера, принятого ею после 1815 года. Наваринская битва, — как превосходно заметил о ней один из французских публицистов, — была выиграна не правительствами, а народами».

А вот еще об оценке события британской короной.  «Своеобразной была реакция английского короля Георга IV: на представлении Кодрингтона к ордену Виктории (а не наградить его монарх просто не мог, учитывая громадный международный резонанс этой битвы), он написал: «Заслуживает веревки, но я вынужден дать ему ленту», а позже назвал Наварин «неудачным происшествием», выразив сожаление по поводу столкновения британского флота «с морской силой старинного союзника» (Memoir of the life of Admiral Sir Edward codrington. L., 1873. Vol. 2. P. 178-179). В планы правительства Великобритании совсем не входило полное уничтожение турецкого флота, поэтому, как только улегся ажиотаж и успокоилась ликующая общественность, Кодрингтона тихо отправили в отставку».

Очень интересный обзор об этом событии можно прочесть по этому адресу.

Вообще, как показывает жизнь, Британия всегда вела свою игру, обычно против всех, плетя интриги и стравливая своих возможных соперников. Потому нередко даже командиры армии и флота Королевства были не в курсе замыслов своих правителей. Есть мнение историков, что британская эскадра должна была только заставить своих «подопечных» (османов) в борьбе против геополитического соперника – России (так как Франция после Наполеоновских войн уже для Британии угрозы не представляла) подписать договор о предоставлении автономии грекам в составе Османской империи. Но султан чей-то «взбрыкнул». И если бы не убийство турками британских парламентёров (которые на шлюпке шли убедить «подопечных» еще раз подумать и не проявлять гонор) перед самим Наваринским сражением, то, вероятно, кровопролития и уничтожения турецкого флота не состоялось бы. Ведь этот флот так был нужен британцам в Черном море для саботажа турками Бухарестского договора между Россией и Османской империей. По этому договору Турция обязалась пропускать для свободной торговли русские корабли через Босфор и Дарданеллы. Что не нравилось Британии.

  Но роковые выстрелы прогремели, и британский вице-адмирал не потерпел такой наглости от «подопечных». Отдал приказ на ответный огонь из орудий и сражение началось. В тот момент наш «Азов» находился между батареями Наваринской крепости и батареями о. Сфактория, с которых по нему начали вести перекрестный пушечный огонь, а затем и по другим русским кораблям, по мере их приближения ко входу в бухту. Тоже похоже на подставу, по мнению некоторых историков. Так как по званию Кордингтон был выше российского и французского контр-адмиралов, они исподнили  приказ старшего по званию, договорённость союзников исполнили и вступили в бой. В результате порядка 60 турецких кораблей до сих пор лежат на дне Наваринской бухты (и волнуют воображение современных дайверов). Союзники потерь в кораблях не имели, только людские.  Вот потому правительство Британии и осерчало на Кордингтона.

Если свои властители хотели Кордингтона судить, то Российский Император Николай I пожаловал вице-адмиралу Кодрингтону орден Святого Георгия второй степени. Такие вот «союзники». И приверженность особым «союзническим» отношениям свойственна англосаксонским партнёрам до сих пор. Ибо есть примета: только с тех земель, где льется кровь, ничего не угрожает правителям морей.  Хоть что-то в этом мире стабильно.

Зато больше всех ликовали, естественно, греки!!!

 «Весть о Наваринском сражении привела турок в ужас, а греков — в восторг. На суеверных греков сильно подействовало случайное совпадение: день Наваринского сражения совпал с днем битвы их предков у острова Саламине, происходившей в 480 году до Рождества Христова».

Такая вот история.

Мемориал 65 –ти российским морякам, погибшим в этой битве, стоят на островке Сфактирия. Рядом с ним церквушки – греческая и русская. ( на видео на 8.00 минуте).

 Вид на остров Сфактирия с высоты птичьего полёта

Памятники французским и британским морякам стоят тоже отдельно каждый на своем месте: французский на вершине острова Пилос (у самого входа в бухту Наварин), а британский на скале Чепонаки ( по-русски значит «Черепашка».

 Но добраться к этим мемориалам можно только на арендуемом катере или лодке на причале Пилоса, который и находится рядом с памятником «Трем адмиралам». 

Ну и теперь пару слов о том, как можно добраться до этих исторических и живописных мест. Лучше всего и удобнее из Лутрак и Афин можно на машине. Время в пути 3 и 4 часа соответственно. 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.